Каталог статей

ОБЕТ ЦЕЛОМУДРИЯ

О монашестве 06.12.2016 в 15:05 5920 просмотров комментариев
Чистота есть вышеестественное отречение от естества и усвоение бестелесного естества.
Образ такой чистоты оставил нам Господь Иисус Христос: «Образ бо дах вам» (Ин. 13, 15) и Его Пречистая Матерь - Дева Богородица. Чтобы уподобиться Христу и Божией Матери по чистоте жизни, вступающие в монашество дают обет девства или обет целомудрия, если принимают постриг после брака или незаконной связи. Чистота жизни, так же как послушание и нестяжание, возводит инока на небо и делает его подобным Сыну Божию.
Понятие о целомудрии, как о полноте мудрости, связано с представлением не только преодоления плотского влечения, но и достижения многих духовных совершенств, через которые инок постоянно пребывает в Боге всем умом и всем сердцем. Целомудрие восстанавливает девственное состояние человека по духу, не изменяя факта потери девства по телу. Поэтому существует такое изречение: «Была блудница, а теперь -- девица. Невеста Христова!». Пример этому — преподобная Мария Египетская.
Понятие же о подлинном девстве связано с представлением не только о нерастленности по плоти, но и о непрерывном пребывании в божественной любви по заповеди: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим» (Лк. 10, 27). Если эта заповедь Божия нарушается иноком или инокинею, то счи-
тается, что они уже не девственники, а духовные прелюбодеи, ибо изменяют своему Небесному Жениху. Вот почему всем монашествующим так необходимо стяжать в сердце, в уме и на устах непрестанную молитву Иисусову:
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго.
Эта молитва ограждает от грехов и падений и теснейшим образом соединяет с Господом Иисусом Христом.
Монашеское целомудрие основано не на отрицании или осуждении благочестного брака, а на полном воздержании от всех плотских чувственных услаждений ради стяжания чистой молитвы, ради благодатного бо-гообщения. В браке тоже возможна любовь Божия, но не столь сильная, как у пребывающих в монашестве. У иноков любовь к Богу достигает такой силы, что неудержимое стремление к Нему и отвращение от всего, что в какой-то мере гасит эту любовь, становится естественным и непреоборимым влечением духа. Даже в помыслах своих иноки отвращаются от всего плотского, ибо в Священном Писании сказано: «Не имать Дух Мой пребывати в человецех сих во век, зане суть плоть» (Быт. 6, 3). Но не все могут вместить тайну богообщения, то есть богоподобную иноческую жизнь. Иисус Христос сказал: «Не все вмещают слово сие, но кому дано» (Мф. 19, 11).
Монашеское целомудрие естественно приводит к суровому, постническому образу жизни. Инок не притронулся бы к пище и не сомкнул бы глаз, если бы пища и сон не были естественной потребностью его. Инок отстраняет от себя все, что отводит его от сладости любви Христовой, что препятствует ему в созерцательной молитве. Он борется против страстей и «духов злобы поднебесных» (Еф. 6, 12) и хранит ум от помыслов лукавых и плотских. Знает инок, что благодать Божия удаляется от того, в ком бродят и гнездятся нечистые помыслы и пехотные желания, поэтому усиленно борется с ними и отсекает их. Оградив себя страхом Божиим и памятью о смерти, инок сравнительно легко побеждает неистовство плотской похоти. Однако для смирения Господь попускает некоторым инокам пребывать в сей брани очень долго, иногда даже до самой смерти. Но они не унывают, не отчаиваются, а терпеливо ожидают, когда Господу угодно будет освободить их от этого искушения. Их утешают и ободряют слова поэта:
И как не подвиг немота, Но подвиг вольное молчанье; Так и в безбрачьи чистота Честна лишь в самообузданьи.
Мысленному взору инока, в пример подражания, всегда предстоит светлый образ Пречистой Девы.
Пресвятая Богородица, живя на земле, была Девою не только по плоти, но и по духу: в сердце смиренна, в словах богомуд-ренна, в разговоре не скора, в чтении Писаний неутомима, в трудах бодра, в беседе целомудренна, как бы всегда беседовала с Богом. Она никого не обижала, всем желала только добра, никем не гнушалась, не презирала даже самого убогого человека, ни над кем не смеялась. Из уст Ее исходили только слова благодати, а в делах виделась скромность и девственность. Ее наружный вид показывал внутреннее совершенство, выражая незлобие и милосердие.
К стяжанию таких добродетелей направлена вся жизнь иноков. Побеждая страсти, душа иноков становится кристально чистой, любящей, благожелательной, мирной, бодрственной, духовно-трезвенной.
Для духовно-трезвенных иноков искушения и козни вражий не страшны, ибо'Христос сказал: «Се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов, и на всю силу вражию, и ничто не повредит вам» (Лк. 10, 19).
Злая сила страшна и опасна только для тех, кто не хочет бороться с ней или кто ленится, а кто проявляет усилие в борьбе, тот побеждает.
Благочестивые иноки, которые свято хранят, то есть исполняют иноческие обеты послушания, нестяжания и целомудрия, достигают бесстрастия и чистой молитвы. Живя в теле, они становятся как бы бесплотные святые ангелы, наслаждаясь миром душевным и радостью духовною, предвкушая бла-
женство вечное в Царствии Небесном. Но это относится, как я уже сказал, только к благочестивым, усердным инокам, а если инок нерадивый, ленивый, сонливый, страстный, то, разумеется, жизнь монашеская для него многотрудна. Тяжесть иноческой жизни болезненно воспринимают еще новоначальные. Постараюсь вкратце описать какие трудности встречаются инокам на пути монашеской жизни.