Каталог статей

ОБЕТ ПОСЛУШАНИЯ

О монашестве 06.12.2016 в 15:07 4546 просмотров комментариев

Послушание - - основа монашества.
Все действия и обязанности ученика (послушника) по отношению к старцу (духовному отцу) с отсечением своей воли и своего мышления называются одним словом - - послушание.
За преслушание Адама и Еву (а с ними и все человечество) постигло проклятие Бо-жие и смерть, а за послушание беспрекословное люди обретают благословение Бо-жие и блаженство вечное.
Послушание - великая добродетель, оно является основанием (фундаментом) для всех других добродетелей.
Ни государство, ни монастырь, ни одно общественное учреждение не может существовать без подчинения воли младшего воле старшего. В государственных учреждениях такое подчинение обычно держится на принуждении, на определенных законах и правилах, в монастырях же -- на послушании.
Монашеское послушание не есть дисциплина, но есть свободный религиозный акт, когда послушник, видя свою духовную немощь и неспособность самостоятельно познать волю Божию, добровольно отдает себя в «рабство» отцу духовному, чтобы через него получить познание воли Божией и стать свободным от страстей и пороков.
Величественный образ послушания показал нам Господь Иисус Христос. Он сказал о Себе: «Снидох с небесв, не да творю волю Мою, но волю пославшаго Мя Отца» (Ин. 6, 38). И еще: «Пославый Мя Отец, Той Мне заповедь даде, что реку и что воз-глаголю» (Ин. 12, 49).
Ради послушания Богу Отцу, Господь Иисус Христос родился от Приснодевы Марии, взял на Себя грех преслушания Адама и Евы и грехи всего человечества, принес Себя в искупительную жертву правосудию Божию, и тем самым возвратил человечеству потерянное блаженство райское.
Жил Христос у мнимого отца Своего и у Матери Своей тоже в беспрекословном послушании, и «сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного» (Евр. 5, 9). Перед крестными страданиями, в Гефсиманском саду на молитве Он говорил: «Не якоже Аз хощу, Отче, но яко-же Ты; не Моя воля, но Твоя да будет» (Мф. 26, 39; Лк. 22, 42), поэтому Бог Отец возвеличил и превознес Его за послушание и нарек Его Первосвященником по чину Мелхиседека (Евр. 5, 10).
С тех пор святое послушание стало основанием всей монашеской жизни.
Послушание есть совершенное отречение от своего «Я» (своей самости): от своих мыслей, своих желаний, своих действий - полное недоверие самому себе, даже во всем добром, до конца своей жизни. Это относится не только к новоначальным, которые именуются послушниками, но и к священноинокам, и ко всем монашествующим без исключения.
Послушный, как мертвый, не противоречит и не рассуждает ни в добром, ни во мнимо-худом, потому что за все отвечает духовный отец, поэтому он всегда спокоен и весел. Он только тогда скорбит, когда видит, что исполняет свою волю, ибо из опыта знает, что самочиние разрушает доброе устроение души: теряется спокойствие, мир и радость, и омрачается совесть.
Всякое дело послушный начинает с благословения старца, чтобы делу этому придать священный характер, потому что всякое дело только тогда становится подлинно вечным, когда совершается во имя Бога, и тогда вся жизнь принимает священный характер.
В жизни человека все важно. Нет таких «житейских мелочей», которые могли бы мы начинать без благословения Божия. Однако не надо смущаться отсутствием духовного отца. Господь все видит, все знает... Он и намерения благие исполняет.
В отсутствии старца послушник должен мысленно испросить благословение его на всякое дело и по вере своей невидимо (как и видимо) получит просимое. Он должен твердо верить, что за молитвы духов-
ного отца всякое душевредное и пагубное дело разрушится само собою, и если Господь попустит понести ему скорби, болезни и даже падение, то это не потому, что старец далеко, а потому, что ему необходимо понести это для его духовного роста, для его смирения.
Секрет духовной жизни в силе веры и любви и в терпеливом несении послушаний. В какой мере кто вместит эти добродетели, в такой мере он и возрастает духовно.
Если послушник в простоте сердца привязан ради Христа чистою любовью и нелестною верою к своему духовному отцу, то он не отступит от него даже до смерти. Его не смутит ни дальность расстояния, ни редкость собеседования, ни полная отторженность от него внешне. Он глубоко и твердо верует в живительную силу благодатной молитвы старца и в этом находит животворящий источник, из которого черпает силу и крепость для дальнейших подвигов.
Таких послушников старец приведет к совершенству и принесет Христу как непорочные жертвы, ибо «ни Ангели, ни На чала, ниже Силы,., ни ина тварь кая возможет (их) разлучити от любве Божия» (Рим. 8, 38-39), и никакая сатанинская сила не повредит им за молитвы старца.
Если же послушник соединен с духовным отцом притворным и ложным повиновением, если нет у него такой сильной и живительной веры в его молитвы, то он напрасно тратит время, потому что всякое лукавство — грех. «Все, что не от веры, грех есть» (Рим. 14, 23).
Признак истинной веры заключается в том, чтобы без сомнения покоряться повелениям отца даже тогда, когда они противны нашим желаниям и ожиданиям, и даже если они кажутся противными нашему спасению. Если отец духовный говорит: «Я помолюсь за вас, а вы верьте, что Дух Святый Сам разрешит все ваши вопросы», то надо верить, что Господь положит на сердце каждого то, что надо делать для спасения души.
Слова старца к послушнику должны быть законом, обязательным для исполнения. Послушник должен повиноваться во всем отцу духовному как Самому Иисусу Христу, ибо
Господь всем духовным руководителям, в лице святых апостолов, сказал: «Слушаяй вас, Мене слушает, и отметаяйся вас, Мене отметается; отметаяйся же Мене, отметается Пославшаго Мя» (Лк. 10, 16).
Если послушник иногда повинуется старцу, а иногда делает по-своему, то это равносильно тому, как если бы он правой рукой укладывал кирпичи для постройки дома, а левой рукой отбрасывал их. Такие послушники остаются карликами, они не растут духовно, ибо Священное Писание говорит: «Един (старец) созидали, а дру-гий (ученик) разоряяй, что успеет более, токмо труд» (Сир. 34, 23). Чтобы преуспевать в духовной жизни, послушник должен всякое послушание выполнять безоговорочно и добросовестно, охотно и без всякого мудрования.
От послушника требуется и внешнее, и внутреннее послушание. Телом он должен выполнять ту работу, которую благословил делать старец, а умом должен отсекать свои разумения и находящие помыслы, и должен нудить себя к непрестанной молитве: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго.
Для послушника необходимо познание своей немощи, самоукорение, самоуничижение, а также благодарное перенесение скорбей и болезней. Никогда и ни в чем он не должен оправдывать себя и слагать вину на других, но с радостью должен принимать всякое поношение и уничижение как от старца, так и от любого человека. Если он отвергает от себя обличение, справедливое или даже незаслуженное, то тем самым отвергает и свое спасение, а если принимает обличение от каждого, то быстро возрастает духовно и восходит по лествице добродетелей.
Если обличает отец духовный, то послушник должен терпеливо выслушать его до конца, а потом покаяться и попросить прощения. Ни в коем случае он не должен перебивать старца и противоречить ему. С благодарностью должен терпеть обвинения от отца, не оправдываясь, если они падают только на одного послушника, а если обвинения касаются других лиц, то надо говорить в защиту их.
Если при частом обличении от старца у послушника, вместо огорчения и раздражения, возрастает вера и любовь к своему наставнику, то это верный признак того, что Дух Святой вселился в душу послушника. Однако в момент обличения он не должен радоваться тому, что Господь помогает ему мужественно переносить от старца укоризны и бесчестия, но должен сокрушаться сердцем, потому что возмутил против себя душу отца своего духовного.
Иоанн Лествичник пишет: «Лучше согрешить перед Богом, нежели перед отцем своим (духовным), потому что, если мы прогневали Бога, то наставник наш может Его с нами примирить, а когда мы наставника ввели в смущение, тогда уже никого не имеем, кто бы за нас ходатайствовал».
На старце лежит очень большая ответственность пред Богом за спасение чад своих духовных. К нему относятся строгие слова Господа: «Души их от руки твоея взыщу». Эти слова послушник постоянно должен напоминать себе, чтобы возбудить страх за гибель отца по причине своего нерадения и лености. Он должен ясно представить: если погибну я (а таких много), погибнет и отец. И тут же должен размыслить: в чем особенно согрешает и как исправиться.
В этом благочестивом делании очень помогают обличения старца, только надо прислушиваться к ним. По ухищрению бесовскому иногда бывает так, что послушник сам себя скрадывает. Он помышляет: «Отец обличает меня не потому, что я провинился, а просто испытывает... проверяет как я расту духовно. Чтобы показать себя исправным, не буду обращать внимания, буду молчать и... улыбаться! Другие увидят, как спокойно я переношу обличения, и они будут так делать. Буду свечой, горящей на подсвечнике, а не под спудом гореть!».
Такой послушник не допускает мысли, что он действительно повинен пред Богом, поэтому не кается, не обращается молитвенно к Богу, чтобы Господь просветил его ум и отверз его очи сердечные, дабы познать грехи свои, и остается неисцеленным. Грехи наслаиваются друг на друга и тяжелым грузом обременяют совесть. Если же такое состояние вошло в привычку, то совесть послушника притупляется и он даже не ощущает ее угрызения. Бывают случаи, когда даже отлучение не исправляет закоренелых в высоком мнении о себе. Им остается сделать один шаг до прелести. Избави, Господи!
Отцу духовному хочется спасти всех чад, поэтому иногда ему приходится строго поступать, помня слова Апостола: «Настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещавай...», но спасай!
Благочестивый и ревностный послушник к каждому слову старца прислушивается и старается воплотить слова эти в жизнь, применить их на практике, а нерадивый послушник, когда услышит что-нибудь трудноисполнимое или обличение, относящееся ко всем, помышляет: «Это ко мне не относится, это других касается», -и не исправляется.
Для доброго послушника жизнь вечная становится реальностью еще здесь, на земле, ибо он явственно ощущает в себе присутствие Духа Божия, Который душе его
дает глубокий мир, радость и несомненное чувство перехода от смерти в жизнь. Он ревностно и с любовью исполняет любое послушание, потому что знает, что от послушания рождается смирение, от смирения рассуждение, а от рассуждения рассмотрение и прозрение. Он тянется к благодати - к дарам Духа Святого, не взирая ни на какие трудности. С таких послушников надо брать пример и равняться по ним всем, кто сего еще не достиг.