Новости

Наследие Сергия Радонежского

Наследие Сергия Радонежского

Святость сего дня 05.12.2016 в 01:23 2319 просмотров 0 комментариев
Святой жил в XIV веке – в годы монголо-татарского ига. Русские земли по-разному пережили набег ордынцев. И если Европейская часть, более известная сегодня как Украина и Беларусь, уже к середине столетия практически избавилась от политического диктата со стороны оккупантов, то Восток еще не один десяток лет ощущал на себе всю мощь поработителей. А это очень многое значило. На Западе Руси с середины столетия татары практически не вмешивались в политику князей, ограничиваясь лишь поборами и грабежом. А вот Восток вплоть до конца XV века вынужден был считаться с мнением ханов, и даже Великие князья Московские проходили унизительную процедуру признания легитимности своей власти захватчиками.
Все это не могло не сказаться на духовном состоянии как народа, так и правящей элиты. Например, русский святитель Кирилл, ставший митрополитом почти сразу после нашествия Батыя и всю жизнь старавшийся наладить церковную жизнь, в своих записках описывал больше не нищету и разорение, а глубокое нравственное одичание людей. Состояниебыло даже хуже, чем до крещения Руси – настолько сильно разрушило иго духовный фундамент общества.
Кроме того, на выжженной и опустошенной территории почти не осталось монахов. Те же, немногие, кто смог спастись, уходили в глухие леса. Приток свежих сил в иноческие ряды был очень слабым – народ настолько очерствел душой за годы оккупации, что заботы о Вечности в то время мало кого интересовали. Каждый стремился просто выжить, даже не задумываясь о чем-то более возвышенном. Если же и находились люди, желающие стать на путь монашеского подвига, то они проходили его самостоятельно, вне монастырей, кто как мог. Ведь старцы, которые могли бы передать свой опыт, погибли, а книги, излагающие правила монашеского жития, безвозвратно сгорели в огне пожарищ.
Для полноты картины важно не забывать и тот факт, что чем дальше на восток и север от Киева находились земли, тем дольше длилась их христианизация. На этом фоне преподобному Сергию предстояло в буквальном смысле совершить духовную революцию в глуши отдаленных русских земель, превратив их во второй очаг православной веры. С именем этого человека связан блистательный и неповторимый в отечественной истории расцвет иноческого жития на Востоке Руси.
Первое, что сделал преподобный Сергий, – изменил отношение к монашескому подвигу. В сознании большинства мирян того времени постриг был спасителен сам по себе и приравнивался к Крещению – человек принимал постриг, и уже считался стопроцентно спасенным, свободным от прежних грехов. Именно поэтому среди князей и бояр долгое время бытовал обычай предсмертного принятия иночества. Святой Сергий восстанавливает лучшие монашеские традиции Киевской Руси и всей своей жизнью утверждает истинное понимание монашества. Для всех преподобных отцов, как до Сергия, так и после него, принятие пострига – это не «второе Крещение», не «билет в Рай» и не гарантия спасения – это лишь его возможность через крест непрестанного очищения от грехов; крест послушания до полного самоотречения. И только от самого монаха зависит, использует ли он эту возможность или нет.
Эпоха преподобного Сергия дала Церкви огромное количество святых. Непосредственными учениками великого старца было более двадцати монахов, которые основали в целом около 40 монастырей! Из этих обителей, в свою очередь, выходили новые подвижники, которые дали России еще приблизительно полсотни иноческих общин. В итоге за XIV – XVI века весь Север Руси покрылся густой сетью малых и больших обителей. Например, один только Авраамий Галицкий, бывший в числе первых духовных чад игумена Радонежского, основал четыре обители. Без преувеличения, Сергий является «игуменом всея Руси», вдохновителем и во многом – создателем северного иночества.
Основание монастырей в описываемую эпоху происходило по такой схеме: подвижник, чающий молитвенного уединения, уходил в лес. Через некоторое время около него собирались другие иноки, и на месте кельи отшельника вырастал монастырь. А старец, тяготясь своей славой, снова уходил в пустынные места, и все повторялось сначала. Была и другая схема, когда инок какого-нибудь монастыря, стяжав благодатные дары Святого Духа, покидал свою родную обитель и основывал другую, уже в ином месте. Князья и богачи тоже строили монастыри, но иноческую жизнь в этих обителях все равно налаживали иноки, прошедшие трудную школу пустынножительства.
XIV столетие считается началом «Золотого века» русского монашества. В течение двух веков – XIV и XV – прославились Дмитрий Прилуцкий, Кирилл Челмогорский, Стефан Махрищский, Александр Куштский, Стефан Пермский, Пахомий Нерехтский, Дионисий Суздальский, Сергий Нуромский, Кирилл Белозерский, Савватий Соловецкий, Андрей Рублев. Это список неполный, его можно продолжать, не говоря уже о подвижниках, имен которых мы не знаем, и которые по своему смирению остались неизвестными. Многих святых связывают узы личной дружбы, которую они пронесли через всю свою жизнь.
Эти преподобные отцы служили не только Богу, но и людям. И если мы внимательно будем читать их жития, то заметим, что чудеса, творимые святыми подвижниками, были направлены, прежде всего, на помощь ближнему. Русский инок во все времена оставался верным сыном своего Отечества, и, несмотря на то, что он отрекается от мирской суеты, сам мир, его проблемы и беды, не становятся иноку чуждыми. Возносясь душой к Богу, монах продолжает болеть за свой народ и молится за него.
В XVI веке, когда наша земля стала оправляться от ужасов татарщины, когда Московское государство окрепло и у людей появилось ощущение стабильности и уверенности в завтрашнем дне, монашество стало клониться к закату. С приходом в страну благополучия и процветания все меньше людей хотело отрекаться от комфорта и достатка, уходить подальше от мира и искать спасение в обители. Подвиг, конечно, продолжал совершаться, многие иноки достигли святости, но в общем потоке монашеского движения уже не было той живой движущей силы, той массовости, которая была присуща иночеству эпохи святого Сергия и его учеников.
Но, несмотря на все дальнейшие перипетии, которые ожидали Церковь и Россию в последующих веках, фигура Радонежского игумена оставалась путеводной звездой для тех сотен тысяч людей, которые в разное время захотели посвятить себя Богу. И в годы Смуты, и в лихолетье раскола, и в бурю Петровских реформ, и в пышный век дворцовых переворотов, и в «просвещенное» XIX столетие, и в годы большевизма игумен Сергий оставался тем самым идеалом, который вдохновлял на подвиг. И даже в периоды наибольшего отпадения России от Бога этот святой служил напоминанием того, до каких высот может взлететь христианская душа в своем подвиге. Без преувеличения, все, что мы имеем лучшего в культуре и духовности России, – и «Троица» Андрея Рублева, и белокаменные соборы, и огромное литературное наследие, –  все это является преломлением и переосмыслением того благодатного опыта, который приобрел, накопил и преумножил великий Радонежский инок.
 

Ученики и последователи Сергия Радонежского 

- Преподобный Авраамий Галицкий, называемый также Городецким и Чухломским, который был одним из первых учеников и постриженцев преподобного Сергия. Из обители Сергия Радонежского он удалился в страну Галицкую. Он основал четыре обители: монастырь в честь Успения Пресвятой Богородицы, монастырь Положения пояса Богоматери, монастырь во имя Собора Богоматери и обитель в честь Покрова Пресвятой Богородицы, где и скончался.
- Преподобный Павел Обнорский или Комельский. Был келейником у самого игумена Сергия. Потом испросил у старца благословения жить в уединении в окрестных лесах. Основал общежительный монастырь во имя Живоначальныя Троицы. 
- Преподобный Сергий Нуромский. Он был грек по происхождению. Основал на реке Нурме монастырь Преображения Господня.
 -  Сильвестр Обнорский. Основал обитель Воскресения Христова.
- Преподобные Андроник и Савва. Святитель Алексий испросил у Преподобного Сергия сего ученика для устроения обители Всемилостивого Спаса в семи верстах от Кремля, на речке Яузе в1361 г. Под руководством Преподобного Андроника воспитались его спостник и преемник по игуменству Преподобный Савва и знаменитые иконописцы Андрей Рублев и Даниил.
- Мефодий, основатель обители Пешношской,1361 г.
 - Преподобный Феодор, в миpу Иоанн, родной племянник преподобного Сергия. Основатель Симонова монастыря. 
- Кирилл и Ферапонт Белозерские, выходцы из Симоновой обители. Кирилл основал обитель Уcпения Пресвятой Богородицы (в1397 г.), а Ферапонт основал монастырь Рождества Богородицы (в1398 г.). В 1408 году преподобный Ферапонт перешёл в Можайск и здесь, в версте от города, основал Лужецкий монастырь.
- Преподобный Афанасий, основатель Высоцкого монастыря в Серпухове около1373 г.
 - Преподобный Роман, основатель обители на Киржаче около1374 г.
 - Преподобный Леонтий, основатель Стромынского монастыря Успения Богоматери на реке Дубенке около1378 г. 
- Преподобный Савва, основатель Дубенского Успенского монастыря. Изображён в Успенском соборе Троицкой Лавры с закрытым правым глазом.
 - Преподобный Афанасий пустынник, где впоследствии был основан Череповецкий Воскресенский монастырь.
 - Преподобный Ксенофонт Тутанский основал Тутанский Вознесенский монастырь на берегу реки Тьмы.
 - Преподобный Ферапонт Боровенский, основатель Успенского Боровенского монастыря, в десяти верстах от города Мосальска Калужской обл.
 - Преподобный Савва Сторожевский, после смерти преподобного Сергия и по удалении преподобного Никона на безмолвие, шесть лет управлял Лаврою преподобного Сергия. В 1398 году Савва основал близ Звенигорода на горе Стороже монастырь во имя Рождества Богородицы.
 - Преподобный Иаков Железноборский, или Галицкий. Основатель монастыря во имя Предтечи.
 - Преподобный Григорий Голутвинский, первый игумен Голутвинского монастыря в Коломне.
 - Преподобный Пахомий Нерехтский, основатель Троицкого Сыпанова монастыря близ Нерехты Костромской обл.
 - Преподобный Никита Костромской, основатель Богоявленского монастыря в Костроме.
 
Автор: МОИСЕЕНКОВ Александр